По доброй традиции мы продолжаем вас знакомить с тем, что не пишут на доске объявлений, и не опубликуют на «официальном» сайте, за который нам всем предстоит заплатить. Мы находим документальные свидетельства того, что на самом деле происходит в нашем СТ. Именно то, что председатель наврядли скажет во всеуслышанье. В первой части, где мы вас знакомили  с заседаниями правления, был представлен один из многочисленных случаев беззакония и хамства, с которым отфутболиваются законные просьбы членов товарищества о предоставлении документов. Сегодня послушаем как правление относится к другим членам СТ, которые были вынуждены обращаться туда письменно, с требованием созыва очного собрания. Это заседание состоялось 20 августа 2016, на нем присутствуют 5-ть человек. Расшифровка аудио записи позволяет отслеживать ход обсуждения, но по прежнему лишает возможности прочувствовать эмоции.

Перед началом хочется напомнить, что картина мира Олега Мамчура несколько отличается от действительности. Решение суда об отмене целевого взноса в 700 у.е это отчетливо показало, равно как и мотивировочная часть это решения, которую мы разобрали в статье «Доказано«.  А пока заглянем в домик правления и послушаем про «63 должника», формальные претензии и на какие «Новые Васюки» оказывается, должен пойти целевой взнос.

В данном материале, прослушивание которого займет около 27 минут (или долгое вдумчивое чтение стенограммы), используются три фрагмента, относящиеся к сути данного вопроса. Мы убрали постоянные повторы, угрозы и непозволительные, на наш взгляд, оскорбления и переходы на личности. Чтобы обратить внимание только на суть, оставлены лишь самые содержательные моменты. Итак, заседание правления 20.08.2016

Олег Мамчур: 14 августа, это прошлое воскресенье, мне вручили такую бумагу: 

Заявление в правление:

1. Требуем организовать общее собрание товарищества в очной форме в августе – сентябре 2016 года.

2. Кроме вопросов, указанных в бюллетени заочного голосования по сроку 20.08.2016,требуем внести в повестку дня очного общего собрания следующие вопросы: 

1. утверждение повестки дня общего собрания.

2. утверждение рассмотрения последовательности вопросов повестки.

3. Разное. (в том числе о перевыборах правления и ревизионной комиссии).

….

Олег Мамчур: Таня, как может быть в «разном» стоять один из ключевых вопросов жизнедеятельности товарищества?

Татьяна Юркевич: Ну а почему нет?

Олег Мамчур: То есть ты считаешь, что это абсолютно нормальный подход?

Татьяна Юркевич: Я считаю абсолютно нормальный подход. Я подписала 60-тым человеком. Спросили: «хочешь очное собрание?» — я сказала: Хочу. Вот вам пример как формируются вопросы как вот в нашем бюллетене (заочного голосования — прим). Я вот сейчас его читаю и пытаюсь на него ответить.

Олег Мамчур: Одну секунду. Танечка, ты подписалась под вот этим текстом?

Татьяна Юркевич: Да, подписалась.

Олег Мамчур:  Значит ты и подписала…

Татьяна Юркевич: Да, и за смену правления…

Олег Мамчур: Вот, в «разном»!

Татьяна Юркевич: А какая разница? Я не знаю, как они составляли это, не я составляла.

Олег Мамчур: Вот если это документ…. пусть какая угодно каракатица будет.. вот это документ… Значит, вот просто, твое мнение такое, что в «разном», в товариществе…

Татьяна Юркевич: Ну извини, это наверное оскорбление Правлению. Нужно было нас первыми.

Олег Мамчур: Все таки ты человек с высшим образованием, и когда формируется документ, можно было сказать:  Уважаемые товарищи…

Татьяна Юркевич: Еще раз, я не формировала документ.

Олег Мамчур: Или хотя бы когда ты ставишь…

Кто-то вошел. Прервался разговор.

Олег Мамчур: Так вот..я могу сказать следующую вещь: вопросы избрания правления, ревизионной комиссии, счетной комиссии – это одни из ключевых вопросов жизнедеятельности товарищества. И они в «Разном», как бы между прочим, не решаются…  Секундочку. Так вот просто Таня, человек с высшим образованием знает , и хотя бы читая Устав, 50-тый Указ. То есть вопросы, которые четко обозначены, они в разном не могут быть.

крики..

Олег Мамчур: У меня была своя точка зрения, но я решил проконсультироваться в минском райисполкоме. Я отправил письмо им в электронном виде. Все сканы есть и т.п. потом позвонил юристу. Она сказала: «Закон есть закон». Я вот говорю: У нас 7 дней есть на принятие решения: либо мы отказываем, либо удовлетворяем. Но меня этот документ ставит в тупик. Я председатель и большинство членов правления я так думаю, он тоже озадачил. Поэтому мне нужны пояснения.  Она (юрист — прим) говорит: «Вот 14 дней и будет ответ» Я говорю, что 14 дней нет у меня. Она говорит: «Ну хорошо».  В среду я приехал к юристу в Минский Райисполком. Четкий ответ: форму определения собрания определяет правление товарищества. Никто не имеет права требовать проведение в очной форме – это не соблюдение процедуры подачи требования. Это первый ответ.   Второй вопрос, что касается бюллетеня: «Здесь вы ставите вопрос, который сейчас рассматривается товариществом, сейчас идет общее собрание. То есть вы дублируете общее собрание, вопросы».

Татьяна Юркевич: Где ты видишь, что они написали дублирующие?

Олег Мамчур: 2-й пункт: Кроме вопросов, указанных в бюллетени заочного голосования… «требуем внести в повестку дня очного собрания следующие вопросы». То есть, вы требуете все вопросы из бюллетеня внести в повестку дня очного собрания. Стоп! Есть процедура подачи документа. Тут есть четверть (членов товарищества, которые подписали).  Теперь идем по процедуре.. Чтобы вынести решение правления.. По поводу очной формы, я ответ уже дал.  Форму определяет только правление.   Второй пункт – это (собрание в виде бюллетеня с вопросами) происходит на данный момент. Форму правление определило. Идет голосование. 20 августа оно закончится. 5-го сентября по бюллетеню будет сделано заключение. Ваше требование просто дублируется. Требовать вы не имеете права!

Олег Мамчур: Следующий пункт: «утверждение повестки дня очного собрания». Это не пункт повестки дня, потому что повестка дня – это либо избрание органов управления, членские взносы, утверждение сроков. А утверждение повестки дня очного собрания не влечет за собой никаких юридических последствий для товарищества. То есть, это не конкретный пункт повестки дня. Второе: «утверждение последовательности рассмотрения вопросов повестки». Это тоже не пункт повестки дня. Повестка дня – это конкретный вопрос.  Единственным вопросом здесь, который поставлен в пункт «Разное». Он так и написан. Задав вопрос юристу, она ответила очень просто: «Это на ваше усмотрение».  На наше усмотрение.  Мы принимаем решение из этих всех пунктов, …есть пункт разное…

Татьяна Юркевич: ..и выносится первым в последовательности решения вопросов..

Олег Мамчур: Правильно, совершенно верно. Пункт Разное не может быть включен в повестку дня.

Татьяна Юркевич: Как это он не может быть включен?

Олег Мамчур: Я тебе ответ юриста говорю. И это не просто ответ юриста. Это ответ жизни. Потому что в Разном. Мы можем сейчас принять решение: бюллетень для голосования, форму диктовать вы не можете, и в нем один пункт – Разное. Юрист сказала:  «ну это, конечно, бред полный…» Она не произнесла. Говорит: «я не буду брать на себя полномочий. …. Вы однозначно по форме отказываете обосновано, по бюллетеню и пунктам все ясно… Но сдесь есть вопрос про перевыборы правления и ревизионной комиссии, но он находится в пункте «Разное»».

Я вот сейчас до членов правления довел ту информацию, которую получил в Минском Райисполкоме. Я хочу послушать мнения каждого. То есть мы сейчас должны принять решение либо отказать, либо удовлетворить. Тогда определить, что удовлетворить. Если мы отказываем и не обоснуем, то тогда они могут самостоятельно созывать собрание.

Лидия Руденко: Это никому не надо!

Геннадий Хартов: Хай созывают!

Олег Мамчур: Либо мы удовлетворяем. Либо мы обоснованно отказываем.

Лидия Руденко: Нет, удовлетворяем, и уточняем их вопросы.

Татьяна Юркевич: Я за очное собрание в любом случае. Я все время на блок в правление…

Олег Мамчур: Вся ситуация, которая сложилась ..я ее хорошо понял. Я абсолютно четко ее понял. И цели, которые ставят определенные товарищи. Дело в том, что информация имеет …так сказать доходит до меня и вся она дошла. И  все тары бары растабары и кто что думает, мне тоже предельно понятно. Поэтому, мне конечно, обидно то что есть так скажем люди..

Татьяна Юркевич: Нам тоже обидно, мы тоже тут выросли.

Олег Мамчур: Так вот сейчас все эти сентенции мы убираем. Мы действуем в рамках правового поля. Каждый член правления, Гена. Основания для отказа есть. Я их уже объяснил. С другой стороны, будем говорить так, что вот этот вот пункт, он умышленно…

Одну секунду. Дело вот в чем. Я раскрою вам некоторую тайну: у меня уже собрано несколько подписей, люди отозвали свои подписи, когда увидели, под чем они подписались. То есть здесь простая ситуация. Я сейчас могу, но не буду этого делать, люди..здесь 61 подпись, должно быть 47 подписей. 15 человек отзывают, 12 человек уже свои подписи отозвали, 3 человека – решить вопрос — не проблема. Потому что, когда я приходил и говорил людям: далее рассказ как он по людям ходил..

Лидия Руденко: Ну пусть перевыборы делают. Ну что ты. Чего тут бояться?

Олег Мамчур: Лида!

Татьяна Юркевич: Ну почему боимся, чтоб нас перевыбрали? Может быть нас и не переизберут.

Геннадий Хартов: Нужно отвечать за базар, под чем ты подписываешься!

Олег Мамчур: Секунду!! Да дослушайте! Вот если бы было написано: «пункт повестки дня: перевыборы правления и ревизионной комиссии», то здесь бы не было 61 подпись. А вот это в открытую поставить вопрос о перевыборах – его так и нужно ставить! А писать в Разном ..вот такое вот… Я одного послушал: «ну меня тут стали убеждать, что если выясниться… в процессе собрания, что все таки в правлении не добросовестные люди… и в ревизионной комиссии – ну тогда не оттягивать в «долгий ящик» и переизбрать.»

А что тогда, хочется задать вопрос, выясниться?   Каждому намазал и перемазал!

Где здесь написана хоть одна цифра? Упрек в адрес правления и ревизионной комиссии?

Лидия Руденко:  Олег, вот в этом бюллетени тоже много написано. Я голосовала «против» с Татьяной целевого взноса. Да, против. Внести отдельным. Если бы здесь стояло целевой взнос такой-то такой-то .. 2й пункт – новый целевой утвердить там в размере таком то. Люди бы голосовали так. А везде вместе с целевым взносом, и мне пришлось сказать, что я «против». Потому что я проголосовала…  И это неправильно!

Олег Мамчур: Правильно! Правильно!

Татьяна Юркевич и Лидия Руденко: не правильно!

Геннадий Хартов: Лида, не отвлекай!

Олег Мамчур: Тише-тише! Если, не понятно – воздержался. Все!

Татьяна Юркевич: Что ты говоришь?! Я «воздержалась», этот проголосовал «против», за проголосовало 10 человек. Что такое «воздержался»? — Не понятно: это значит «за» или «против».

Олег Мамчур: считай, что «против». Потому что, для того чтобы решения было принято нужно чтобы проголосовало более половины от принявших участие. Поэтому «воздержался» – это тоже самое что «против». Ты его не поддерживаешь, оно тебе не понятно. ..то есть «против» или «воздержался» в любом случае блокирует решение. То есть за решение, которое предлагается должно быть 100% «за».

Лидия Руденко: все это из того исходит, что мы обязываем людей внести (деньги — прим), надо им или не надо водопровод, 750 у.е.

Олег Мамчур: Стоп!.

…крики…

Татьяна Юркевич: кто может требовать проведения внеочередного очного собрания?

Олег Мамчур: Еще раз! Форму проведения собрания определяет правление!

Татьяна Юркевич: я уже сама перечитала Указ.

Олег Мамчур: съезди в исполком!

….шум…возмущения..

Олег Мамчур: если бы сейчас определенная часть товарищей, которая прочитала., что 6-ть человек…  Ко мне пришел Дубровин: «как это так! Почему эти 6-ть? Что это за указ? Его нужно отменить!»  Это о том что: то что 6-ть человек сейчас, имеющих 2 участка, платят один членский взнос.  

Татьяна Юркевич: ну это ж Президент решил.

Олег Мамчур: ну так правильно. И форму проведения собрания тоже решил Президент.

Олег Мамчур: Геннадий Денисович. Ваше мнение по этому всему поводу.

Геннадий Хартов: Мое мнение – вот насчет этой фигни (про очное общее собрание) отказать нафиг.

…шум..

Геннадий Хартов:  Людей ввели в заблуждение!

Олег Мамчур: То, что ввели в заблуждение, тут у меня доказательства есть! Уже отозваны целый ряд подписей!

Геннадий Хартов: Вот в эти два вопроса я вообще не въехал. На счет третьего, я хорошо въехал. …Я под этой хренью никогда не подписался бы.

 

Лидия Руденко: Кто инициатор это всего, самого?

Геннадий Хартов:  Кто кто? – оппозиция, кто.

Татьяна Юркевич: Что значит оппозиция?

Олег Мамчур: Инициаторы этого …

Татьяна Юркевич: Какая разница кто. Они садоводы…

Лидия Руденко: Давайте так и ответим. Просим конкретизировать вопросы на очное собрание. И по новой пусть соберут.  Конкретно, например, первое – переизбрать правление. Второе – водопровод…не обязывать взыскивать… об отмене обязательно взноса и утвердить целевой взнос.

Олег Мамчур: Вот, пошел разговор.. Кто берет на себя за это ответственность?

Лидия Руденко: За что?

Олег Мамчур: Вот за то, что вы предлагаете.

Татьяна Юркевич: Ты про форму не говори, ты ставь вопрос о правлении. Ставьте вопрос. Здесь этого нет. Ты сейчас говоришь одно, а написано (в бюллетене — прим) совсем другое.

Лидия Руденко: вот конкретно: для каких целей проводить очное собрание? Пусть напишут.

Татьяна Юркевич: Что правление не увидело по каким конкретно целям?

Лидия Руденко: да, я не увидела.

Геннадий Хартов: Олег я тебя так скажу: фигня это все, что они тут написали. Мы их заслушали, прокомментировали. Так. Отвечаем – отказать нафиг. И все.

Олег Мамчур: Гена, я понял. Николай Петрович, ваше мнение?

Николай Петрович Наранович: Ну, сказать вот тут просто так, абсолютно не скажешь. Или так, или так. Первое. То, что подписали 60 человек. Они же подписали. Это никуда не деть.

Второе, значит, то, что ты (Олег — прим) сказал, про исполком – ну это слова. Если б это была бумага им показать. Я не знаю. Я считаю что нужно собрать всех 7 членов правления и конкретно обсудить этот вопрос.

Геннадий Хартов: какой вопрос?  Что опять этот вопрос обсуждать это вот письмо? На три вопроса, которые два не понятны.

Олег Мамчур: тихо, Гена, не перебивай. Николай Петрович имеет свое мнение, и давайте вот прислушаемся.

Николай Петрович Наранович: нельзя просто проигнорировать.

Лидия Руденко: нет, игнорировать нельзя. Надо написать, что некорректно заданы вопросы для обсуждения на очном собрании. Просим уточнить

Николай Петрович Наранович: для того чтобы написать, нужно написать конкретно и чтоб мы все сказали – да вот это правильно…а просто «пошли вы нафиг» ну так нельзя.

Геннадий Хартов: эти ребята пишут новый Устав и мы что должны ..

Татьяна Юркевич: кто пишет новый Устав? Что значит новый Устав?

Николай Петрович Наранович: ну так же нельзя решать

Геннадий Хартов: есть закон, есть Устав

Олег Мамчур: одну секунду. Давайте так поступим. Здесь есть следующий момент .. вот кстати Мацкевич Александр

Геннадий Хартов: оо, вот и Саша приехал. Здоров.

Александр Мацкевич: говори только быстро в чем вопрос.  Мою позицию вы знаете.

Геннадий Хартов: ты за нас в общем!

Александр Мацкевич: Я за то, чтобы собрать со всех деньги… по целевому взносу

Олег Мамчур: забегая вперед хочу сказать. Речь идет о деньгах. Будем прямо говорить.

Речь идет о том, что определенная часть членов товарищества хочет

Александр Мацкевич: хочет сесть на шею остальным.

Олег Мамчур: хочет по-своему поделить деньги. Именно так. Это выражено. Правда подписи никто не ставит.

(Мацкевич уходит)        

Олег Мамчур: а затем что не надо чушь писать. Надо писать – мы требуем перевыборы правления, а не пунктом Разное. И где то под дверькой стоять и мяукать. Тогда, и заявляй открыто чего ты хочешь в жизни. Каждое движение, каждый шаг.

Лидия Руденко: так и напишите: правление не поняло вашего заявления. Просим уточнить. Конкретизировать. Соберемся завтра, после завтра и тогда будем решать.

Татьяна Юркевич:  Долг — это общий целевой взнос для всех кто не заплатил.

Наранович:но там же не написано, когда его платить….

Но он же (имеется ввиду О.Мамчур — прим) что он в сентябре будет составлять иски и подавать, если вы не заплатите этот целевой взнос!

Спорят

Олег Мамчур: Был бы здесь Мацкевич и Янчицкий взорвали бы все.

Что значит спокойно решить? Ты хочешь решить, так как хочется тебе (к Тане обращается)

….Что-то про 2014 год и подавать иски в сентябре…ссорятся..

Олег Мамчур: я поговорил с людьми, собрание состоится общее открытое. Но. Люди будут понимать, по какому вопросу собрались. Поэтому не надо, думать что тут будет …

Еще раз вам говорю, я просто высказываю следующее: как бы мне этого столкновения не хотелось, а мне не хочется этого столкновения. Я делала все, чтобы этого столкновения избежать, но вы, извините, лезете на рожон. Тогда вопрос, будет таким образом решен. Так как, будет так и будет. И с видеосъемкой, и с милицией и еще исполкомом пригласим. Но только без слез и без криков!

Это деньги! 120 человек будут хорошо проинформированы: кто чего желает. И все они придут на собрание. Их устраивает, когда председатель работает, они видят что и они не хотят участвовать в склоках. То да них будет, уже доводиться. Я стал разговаривать с людьми.

 

Олег Мамчур: 99% и 99, что я приму все меры к тому, чтобы мне не быть председателем собрания. Говорить буду только, тогда, когда мне предоставят слово. Закрою рот, когда скажут чтобы закрыл. Нет. Никаких вступлений я делать не буду.

Лидия Руденко: если так будет Олег, то будет тишина.

Олег Мамчур: я хочу сказать следующую вещь. Нам от этого открытого собрания, судя по всему, не уйти. Я от него хотел уйти. Я просто не знаю еще, как это все будет проходить. Но то, что мы людям объясним, те которые заплатили деньги, по поводу чего идет расклад.

Татьяна Юркевич:  конечно, одной бабушке ты сказал, что она больше до конца жизни не будет платить никаких целевых…вон Колосовой ты это говорил. При мне. Мы с тобой разговаривали.

Олег Мамчур: Таня, давай так, каждый ответит за себя.

Геннадий Хартов: За базар надо отвечать.

Татьяна Юркевич: мы стояли с ним втроем: я, он и Колосова. Она говорит: «Вы ж сказали, что я больше ничего, никакие целевые взносы платить не буду. Я заплатила 600, и на этом закончилось!»

Олег Мамчур: Отвечаю следующую вещь. Это моя позиция, то что я людям говорил… 950 миллионов это долг…, юридически это на сегодняшний день долг. Его никто не отменял. …хорошо..да, оспаривайте. Вот пускай апелляции, суды решают.  Не десять и не 20 человек, а побольше требуют от меня жестких мер!

Лидия Руденко: один Мацкевич требует.

Геннадий Хартов: Вот собрание будет, и увидите сколько требуют!

Татьяна Юркевич: Ты сам сказал, что с каждым индивидуальную работу провел! Со 120-ю уже переговорил.

Олег Мамчур: конечно я должен информировать людей о чем будет речь. Я буду говорить то, что считаю нужным. И действую в рамках правового поля. Я лично не настроен все сразу в полном объеме со всех взыскивать. Я настроен рассматривать ситуацию. Но то что сумма такая существует..

Лидия Руденко: Давайте установим срок: на 3 года, на 5 лет. 

Олег Мамчур: Выслушайте! Эта сумма, она есть! Как она будет сейчас поступать: год, десять лет – это мы определимся. Вопрос заключается вот в чем. То, что ты говоришь по поводу Колосовой. То что, те люди, которые заплатили деньги, в ближайшие годы ни на дороги, ни на что, им не понадобиться платить. Вот есть должники и там и ограждение, и дороги, и освещение и прочее. Да. это правда. Так вот если по максимум сделать, ну 450 миллионов ….еще остается полмиллиарда в старых деньгах. Вот с этими полмиллиардами можно решать по-разному. То есть можно их положить на депозит, чтобы капал процент и оставлять членский взнос, лет десять не трогая, и чтобы капал процент. .. и компенсировать или еще что-нибудь.. но это только решение общих собраний. Но это реальный потенциал товарищества.

Олег Мамчур: Вот мы сейчас это заявление.  мое предложение. Однозначно. Так   как процедура не соблюдена, мы отказываем. Но можешь инициаторам сказать о том, что

Татьяна Юркевич: Ты им напишешь и скажешь.  Кто тебе вручал?

Олег Мамчур: Колхоз!

Татьяна Юркевич: Вот им и напишешь

Олег Мамчур: Давай так… Ты член правления.

Татьяна Юркевич: Ты не забывай, что все пишется.

Олег Мамчур: 5 человек пришло – колхоз

Татьяна Юркевич: Так, мы даем ответ?

Олег Мамчур: Ответ следующий… В связи с тем, что из этого их теребования вытекает один пункт…

Олег Мамчур: Я добьюсь что отпишут подписи! Я потом дам, что кворума вообще нет, и вообще это заблокируют! …но заблокируешь это хозяйство… не сходить с ума.. и заставлять их…. то что мне осталось вот тут три подписи отозвать. Поверьте, они здесь будут!  И тогда по новой они (садоводы — прим) должны будут ходить. Ну пойдут и что-то еще напишут…

Лидия Руденко: Ну зачем это делать!

Олег Мамчур: Тогда вы возьмите на себя, вы же общаетесь…

Лидия Руденко: Что? Сказать вы не корректно подали заявление, да? Некорректно подписались??? И сказать, что Олег ходил по всем…Глупость!

Татьяна Юркевич: Глупость!

Лидия Руденко: Давайте ответ напишем на доске объявлений. Правление рассмотрело ваше заявление ..и собрание будет назначено такого..Перед собранием будет правление и вынесется повестка дня.

Геннадий Хартов: А за то, что некорректно поданы вопросы – отказать все.

Олег Мамчур: Стоп, нигде не написано, что я должен давать какой-то письменный ответ. Это чтобы было понятно.

Татьяна Юркевич: А какой ты должен дать? Давай на доске

Олег Мамчур: И на доске не обязан!

Видите, «не обязан» нам председатель. Это мы, по его мнению, обязанны принести еще 950 миллионов (почти миллиард!) на идеи вроде «депозита с процентами». Из-за этого, обратите внимание на записи, по признанию самого председателя,  и устроены все склоки внутри товарищества.

Чем закончилось приведенное выше заседание? Члены сформированного Олегом Мамчуром правления,  проговорив почти два часа и, наконец, узнав как Олег уже все спланировал, разошлись по домам, так и не проголосовав ни по одному решению. Что было дальше, хорошо помнят те, кто присутствовал на собрании. Олег Мамчур его начал так:«Собрание созвано по инициативе правления с учетом пожеланий членов товарищества»… а дальше можно не продолжать, ведь правление сбилось с ног, чтобы его организовать 🙂 И тем не менее, собрание состоялось, но только благодаря тому, что Олег Мамчур как не искал помощи, как он заявлял «у милиции и исполкома», как ни крутил юридические лазейки, уйти от собрания не смог. Потому что с одной стороны — страшно собрать вместе людей, многим из которых (каждому в отдельности) наврал что-то свое… Но еще страшнее, что закон позволяет провести собрание и без него, и выбрать другого председателя, сравнение с которым может окончательно испортить впечатление о Мамчуре, даже у самых зомбированных «харизмой председателя»  граждан. Кроме того, это может сорвать все его планы на дальнейшую, такую же сытую и беззаботную, жизнь.

В третей части мы расскажем вам, кто же эти люди, которые «требуют от Олега Мамчура жесткости» и какие советы по проведению предстоящего собрания, а так же способов принуждения людей сдать 750$ они дают «своему» председателю.

Спасибо, что вы небезразличны к нашей Крыжовке,

Krizhovka.com